Меню сайта





ПЛАН НА
 МЕСЯЦ



Подробнее...
Внимание!






Мудрость дня


Наш опрос
Оцените качество предоставляемых вам муниципальных услуг:
Всего ответов: 43



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Иван Сергеевич Тургенев

 

И. С. Тургенев принадлежит к числу любимейших русских писателей.  Родился он в семье помещика Орловской губернии 09 ноября в 1818 году. Отец его - Сергей Николаевич - служил в это время в армии и вышел в отставку полковником. Мать - Варвара Петровна – урожденная Лутовинова, отличалась суровым нравом. Перед ней трепетали не только дворовые, но и собственные сыновья. ««Мне нечем помянуть моего детства», - говорил позднее Тургенев, - Ни одного светлого воспоминания. Матери я боялся, как огня. Меня наказывали за всякий пустяк – одним словом, муштровали как рекрута. Редкий день проходил без розог; когда я отваживался спросить, за что меня наказывали, мать категорически заявляла: «Тебе об этом лучше знать, догадайся».

Тургенева любила, чтобы всё в доме делалось по часам. Каждый вечер она писала детям записки, кому, чем и когда надобно заниматься: «От десяти до двенадцати утра – рыбная ловля». «От двенадцати до двух – игра или чтение».

Спасением для Вани был огромный сад. Укрывшись в его зарослях, мальчик изучал взятую в библиотеке «Книгу символов и эмблем», ловил птиц или кормил рыбок в пруду.

В начале 1827 года Тургеневы приобрели дом в Москве и переехали на новое место жительства: пришла пора готовить детей к поступлению в высшие учебные заведения. Николая и Ивана Тургеневых родители определили в частный пансион на полное содержание и уехали за границу: тяжело больной отец нуждался в длительном лечении. Наступила двухлетняя разлука Ванечки Тургенева с родителями. Переход от домашнего к казенному воспитанию девятилетнему Тургеневу давался нелегко. Приходилось смиряться с суровыми пансионскими распорядками. Еженедельно, по субботам, надзиратель отдавал Вейденгаммеру рапортички со списками учеников, замеченных в дурном поведении: в наказание они оставлялись в пансионе на выходные дни, без свидания с родными в домашней обстановке.  Утренний подъём в семь часов, молитва, завтрак, классы.

Летом 1829 года вернулись из-за границы родители и решили перевести детей в другой пансион. В 1831 году Иван вышел из пансиона и занимался дома, с учителями, один из которых был неплохим поэтом, второй – известным автором печатного исследования «Слова о полку Игореве». Уровень подготовки оказался настолько высок, что Иван Тургенев в четырнадцать лет смог поступить в университет.

Уже в детском возрасте он свободно говорил на трех европейских языках и читал классиков немецкой, английской и французской литературы в оригинале. К этому времени совершилось в его жизни важное событие – открытие и освоение старой дедовской библиотеки.   Супруги Тургеневы знали цену образования, были очень начитанными людьми, регулярно пополняли Спасскую библиотеку русской и зарубежной литературой. Отец внимательно следил за успехами своих детей в науках. Он очень рано заболел неизлечимой тогда желчнокаменной болезнью и в последние годы часто лечился за границей. Сыновья обязаны были писать ему письма в форме «журналов» - подробных отчетов за каждый прожитый день.

 В 1838 году он отправился учиться за границу.  Размеренный и чинный уклад немецкой жизни располагал к серьёзной учебе. Будущий писатель слушал лекции по истории, изучал латинский и греческий языки, философию Гегеля. Вернувшись в 1841 году в Петербург, год служил чиновником в канцелярии министерства иностранных дел.  

Иван Сергеевич был умён, очень умён. Это отмечали почти все знавшие её.  В одном из писем Белинский сообщал: «Тургенев – очень хороший человек, и я легко сближаюсь с ним. Это человек необыкновенно умный, беседы и споры с ним отводили мне душу». Он прекрасно играл в шахматы, если судить по дошедшим партиям, лучше любого из русских классиков.

Тургенев был очень чистоплотен – ежегодно менял фуфайку, белье и весь вытирался губкой одеколоном с водой или туалетным уксусом. Аккуратность не уступала его чистоплотности… раз он ночью вспомнил, что, ложась спать, позабыл на место положить свои ножницы: тотчас же зажег свечку, встал и тогда только вернулся в свою постель, когда все уже на письменном столе его лежало как следует. Иначе он и писать не мог. (из воспоминаний Я. Полонского).

Поворотным в жизни Тургенева стал 1843 год. Осенью в Петербург приехала талантливая испанская певица Полина Гарсиа Виардо. Тургенев увидел её в «Севильском цирюльнике» в роли Розины и был покорен сразу и навсегда.   Но Виардо уже была замужем и столь сильных ответных чувств к Ивану Сергеевичу не питала. Чтобы быть рядом с Полиной, Тургенев подолгу жил за границей. Временами возвращался в Спасское, домой, и вновь уезжал при первой возможности. Однажды Тургенев весну, лето и осень прожил в Спасском. Исходил с ружьем всю Орловскую и смежные с ней   губернии, а потом, «как только кончились последние вальдшнепы», начал работать над книгой, точнее, над отдельными рассказами, которые позднее были объединены в сборник «Записки охотника». После «Записок» были опубликованы романы «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне» и воистину волшебные повести о любви «Ася» и «Первая любовь». К Тургеневу пришла слава, для русского сочинителя доселе невиданная: его стали печатать и читать не только на родине, но и за границей. Свершилась мечта Ивана Сергеевича – он превратился в европейского писателя. А потом… потом появились «Отцы и дети». В России прочитали роман даже те, кто не брал в руки книгу со школьной скамьи. Базарова обсуждали бедные студенты и светские дамы, приказчики и генералы. Критики называли повесть памфлетом, а молодёжь обиделась настолько, что не прислала писателю традиционного билета на концерт в помощь нуждающимся студентам.

Ошеломлённый Тургенев вернулся за границу и в течение почти шести лет не брался за перо. Он даже написал небольшое эссе «Довольно», которым хотел проститься с публикой. Но российские читатели оказались незлопамятны. Как только утихли первые страсти, Тургенева приняли на родине с восторгом. В Москве Общество любителей словесности встретило писателя громом рукоплесканий, он был избран почётным членом Московского университета. В эти годы Иван Сергеевич вновь взялся за перо и написал роман «Новь» и свой последний шедевр – «Стихотворения в прозе». Но меланхолия уже прочно овладела душой Тургенева. Иван Сергеевич - великий труженик-заработал у судьбы право если не на спокойную старость, то хотя бы на легкую смерть. Вышло по-иному. Последняя болезнь была мучительной и долгой, после выяснилось, что это рак позвоночника. Писатель знал, что умирает, но продолжал работать.  В свое время возмущенный предположениями, что некоторые его повести написаны по-французски и по-немецки, Тургенев резко возражал: «Я никогда, ни одной строки в жизни не напечатал не на русском языке; в противном случае я был бы не художник, а – просто дрянь. Как это можно - писать на чужом языке, когда и на своем-то, родном, едва можно сладить с образами и мыслями.

Увы, в жизни лучше не зарекаться. Летом 1883 года в Буживале умирающий писатель диктовал по-французски своё новое произведение, рассказ «Пожар на море». Почему по-французски? Так приходилось, ведь записывала Полина Виардо.

Дни, оставшиеся до последнего беспамятства, были мучительны. Успел просмотреть русский перевод «Пожар на море», успел послать коротенькое письмо Толстому-старому литературному и личному противнику, - в котором уговаривал упрямца вернуться к литературной деятельности.

Незадолго до смерти Тургенев говорил, что он желал бы быть похороненным в Святогорском монастыре, у ног Пушкина, которого всегда называл своим учителем, но не считал себя достойным такой чести, а потому завещал похоронить его тело в Петербурге, на Волковском кладбище, рядом со своим другом Белинским.

Биограф рассказывал: «В погребальной процессии, медленно двигавшейся от Варшавского вокзала на кладбище – среди несметной толпы, стоявшей вдоль улицы, участвовало 179 депутаций с венками-от различных учреждений и обществ, от органов столичной и провинциальной печати… глаз едва охватывал весь этот ряд венков, двигавшихся, возвышаясь над толпой, на протяжении более чем двух верст». Так проводили современники своего кумира, сорок лет приводившего литературную и общественную Россию в восхищение.

Их отношения считают одной из самых драматичных, загадочных, красивых и долгих историй любви всех времён и народов. Но правильнее было бы сказать, что это история одержимости великого русского писателя Ивана Тургенева звездой мировой величины, оперной дивой Полиной Виардо.

День 1 ноября 1843 года стал незабываемым для писателя: его представили молодой, но уже знаменитой французской певице Полине Виардо, приехавшей в Санкт-Петербург вместе с сорокалетним мужем.

Мало кто мог подумать тогда, что молодой Тургенев, ставший вскоре великим русским писателем, сохранит горячую привязанность к замужней женщине. В одном из писем Тургенев сравнил себя с птицей, которая два раза в год совершает перелет: весной отправляется в русскую деревню, а осенью возвращается в Париж, к ней…

С той самой минуты, как увидел ее в первый раз <…> я принадлежал ей весь. Я уже не мог жить нигде, где она не жила, я оторвался разом от всего дорогого, от самой родины, и пустился вслед за этой женщиной. Я не мог отвести взора от черт её лица, не мог наслушаться её речей, налюбоваться каждым её движением: я, право, и дышал-то вслед за нею.

Сорок лет он жил в статусе друга семьи, на краешке чужого счастья и семейного гнезда, бок о бок с мужем своей единственной возлюбленной. Ради неё он отказался от родины, от любви многочисленных поклонниц и собственного счастья, поссорился с матерью, отрекся от наследства, сбежал из-под ареста и поехал в Петербург под фальшивым паспортом, чтобы только краем глаза увидеть ее на сцене.

Спустя семь лет он напишет Полине: «Я ничего не видел на свете лучше Вас… Встретить Вас на своём пути было величайшим счастьем в моей жизни, моя преданность и благодарность Вам не имеет границ и умрёт только вместе со мной».

Полина Виардо была яркой звездой на театральном небосклоне, но, подобно многим другим, могла бы погаснуть и быть забытой навсегда, если бы не Тургенев, сорок лет жизни которого до последнего смертного часа были отданы ей.

В доме Виардо звучала музыка, обсуждались новинки европейской литературы и искусства, составлялись программы домашних концертов, которые вскоре превратились в музыкальный центр этой летней столицы Европы. На музыкальных «утренниках» играли выдающиеся пианисты. Полина стала заниматься сочинением музыки: писала романсы на стихи русских поэтов – Пушкина, Лермонтова и Фета. Затем совместно с Тургеневым обратилась к оперетте. Для постановки опереток Иван Сергеевич отдавал большой зал своей виллы: соорудили сцену, повесили зелёный занавес, несколько кустов олеандров изображали дремучий лес, заставленное окно - хижину. Когда речь шла о Полине Виардо, Тургеневу изменяло не только эстетическое чувство, но подчас и элементарный здравы   й смысл. «Последнему колдуну» он пророчит большой музыкальный успех на европейской оперной сцене. Некоторые дуэты в нём он ставит в ряд выдающихся явлений оперной музыки. Но когда «Последнего колдуна» поставил оперный театр в Карлсруэ, где Виардо выступила в роли принца Лемо, спектакль с треском провалился. Скандальный провал стал достоянием многих газет. Чтобы поддержать тщеславные чувства своей повелительницы, Тургенев пускался на маленькие хитрости: на свои деньги печатал романсы Виардо в России, оплачивал весь тираж, и умолял друзей написать несколько лестных строк о них в русских газетах.

 Нельзя без волнения читать строки из писем Тургенева Полине Виардо. Как трогательны его слова и чувства! Какая сила благородства!

Иван Сергеевич был убеждён, что отношения с Полиной не могут принести ему счастья, но не находил в себе сил освободиться из-под власти этого большого чувства, которое обрекло его на бесприютную жизнь одинокого странника.

Для нас же Полина Виардо навсегда останется любимой женщиной великого русского писателя. Что-то было такое в ней, что все попытки писателя освободиться от любовного наваждения по отношению к замужней женщине, иностранке, создать свою семью с не менее интересными дамами, заканчивались одним и тем же: Тургенев упорно возвращался к Полине, был и жил рядом с ней, и умер у неё на руках.

Заметила ли ты, о друг мой молчаливый,

О, мой забытый друг, о друг моей весны,

Что в каждом дне есть миг глубокой, боязливой,

Почти внезапной тишины?

И в этой тишине есть что-то неземное,

Невыразимое… душа молчит и ждет:

Как будто в этот миг все страстное, живое

О смерти вспомнит и замрет.

О, если в этот миг невольною тоскою

Стеснится грудь твоя и выступит слеза…

Подумай, что стою я вновь перед тобою,

Что я гляжу тебе в глаза.

 

Любовь, погибшую ты вспомни без печали;

Прошедшему, мой друг, предаться не стыдись…

Мы жизни хоть на миг друг другу руки дали,

Мы хоть на миг с тобой сошлись.

Иван Сергеевич считал, что у каждого человека своя судьба! Всю жизнь писатель любил только одну женщину - загадочную и необъяснимую Полину.

Тургеневу оставалось жить совсем недолго, но он был по-своему счастлив: рядом с ним была его Полина, которой он диктовал последние рассказы и письма. 3 сентября 1883 года писатель умер.  А как завещание он оставил эти стихи…

(«Милый друг»)

Милый друг, иль ты не видишь,

Что все видимое нами —

Только отблеск, только тени

От незримых очей?

Милый друг, иль ты не слышишь,

Что житейский шум трескучий —

Только отклик искаженный

Торжествующих созвучий?

Милый друг, иль ты не чуешь,

Что одно на целом свете —

Только то, что сердце к сердцу

Говорит в немом привете?

После смерти Тургенева Полина Виардо прожила 27 лет. Она по-прежнему вела активный образ жизни, много ездила, давала уроки музыки. Только с того трагического дня все оставшиеся годы не снимала траура и писала письма на листках с траурной лентой в уголке. На его могилу в Петербурге она точно не пришла.

Так закончилась долгая любовь двух гениальных личностей – великого писателя и знаменитой певицы. Тургенев и Виардо пронесли это нежное чувство через всю свою жизнь.


 
Поиск
 
Сегодня
Суббота
17.11.2018
Сейчас
06:35


_










 


Это интересно!

Библиотека
в кадре






Полезные ссылки










  •